Аркадий Вятчанин «Надо работать над амбициями»

В воскресенье в Монако завершилась престижная плавательная серия «Маре Нострум». Две победы в этих соревнованиях одержал трехкратный чемпион Европы, призер чемпионатов мира в плавании на спине Аркадий ВЯТЧАНИН. Он выиграл свою коронную дистанцию 200 м на этапах во французском Канне-ан-Руссийоне и испанской Барселоне. «Новые Известия» побеседовали с пловцом.

– Аркадий, наконец-то и на вашей улице праздник. После успешного для вас прошлогоднего чемпионата Европы это, кажется, первая крупная победа?

– Победа приятная, но переоценивать ее не стоит. Первым серьезным стартом в новом сезоне для меня станет открытый чемпионат Франции в начале августа. Вообще даже трудно сказать, новый это сезон или продолжение старого… Ведь, если посмотреть, все главные старты этого года уже прошли. Чемпионат мира завершился и… Собственно, все. А вот следующий год будет достаточно напряженным. Олимпиада, а перед ней – чемпионаты Европы и мира на короткой воде, чемпионат Европы на длинной...

– Близость Олимпиады вас пугает?

– Да нет, уже не пугает. Просто не верится, что после предыдущих Игр три года уже прошли…

– И вы стали сильнее, мудрее, спокойнее?

– Не знаю, со стороны виднее. Если говорить о последних трех годах, меня здорово «подрезали» проблема с носовой перегородкой и операция. А вот если взять последние лет восемь, я бы исправил многое. Скажем, такой аспект, как желание тренироваться. Раньше его не было, а сейчас появилось. Я уже стал воспринимать тренировки как работу. Еще у меня появился принцип: если что-то делаешь – делай качественно. Это, на мой взгляд, все объясняет.

– Но чего-то, наверное, все-таки не хватает. Когда вы смотрите на победителей чемпионата мира, Олимпийских игр, не задаете себе вопрос: чего же такого, мол, нет во мне, что есть у вас, ребята?

– Думаю, у них идеология правильная. Им в глубоком детстве втемяшили, что они должны в чемпионов вырасти. Даже не просто втемяшили, а объяснили, по полочкам разложили, какими они могут вырасти. Если у нас в России ребенка взять талантливого, ему и его родителям объяснить доходчиво, что он то же самое может получить или даже больше, чем нынешние иностранные звезды, то чемпионы и у нас появятся во множестве.

– Со стороны иногда кажется, что мы, например, и в росте, и в весе, и в других показателях физической мощи проигрываем…

– Нет, я думаю, не в этом дело. Дело в амбициях. И в недостаточно хороших условиях для занятий плаванием в стране в целом. И даже не условий, а… Вот вроде все понимают, что именно нужно, но почему-то каждый раз у нас все не то. Как-то так получается. Хотим, как лучше, а получается, как всегда. Но глубоко я не могу копнуть. Вы видели японца Томоми Мориту? Так вот, когда он стоит на первом месте, а я на третьем, то я все равно выше него. Поэтому дело не в росто-весовых показателях, а во внутреннем устройстве. В недостатке амбиций. Простых амбиций. Наши, видимо, смотрят на лидеров мирового плавания и думают только о том, что сами они такими никогда не будут. Они понимают, что этого уровня им никогда не достичь, и, образно говоря, склеивают ласты. Это чистая психология

– Ситуация поправима?

– Сейчас у нас психолог в сборной появился и начал работать над амбициями. У некоторых они уже стали проявляться.

– Ну хорошо, а что конкретно у вас на последнем чемпионате мира в Мельбурне не получилось?

– Мы с отцом (он же тренер Аркадия. – «НИ») неоднократно проводили эксперименты, среди которых особняком стоят и печально знаменитые 80 «полтинников». Год назад я их за один день проплыл, а затем «провалил» чемпионат России. Однако тот эксперимент не отпугнул меня от большой работы. Наоборот, мы с отцом считаем, что именно объемы, сделанные в определенные сроки, здорово помогают улучшить результаты. Так получилось, однако, что перед Мельбурном объем, наоборот, не был поставлен во главу угла моей подготовки. И этот эксперимент тоже стоит в ряду неудач. В Мельбурне было бы все нормально, если бы отборочный чемпионат России проводился не за шесть недель до мирового первенства, а как раньше – за три. Еще в конце прошлого декабря отец сказал мне, что, мол, будем делать ту же работу, что и перед успешным для меня чемпионатом Европы в Будапеште. Я согласился, оговорившись при этом, что чемпионат России пройдет в необычные сроки. Отец тем не менее посчитал, что это обстоятельство ничего не меняет. До национального чемпионата все складывалось очень хорошо. Я был уставшим, но прекрасно чувствовал себя на отборочном старте в «Олимпийском». А потом моя форма быстро пошла на спад, и объем куда-то ушел. Потом отец заболел. Я от него пытался убежать, чтобы не заразиться, но все равно насморк подхватил, потом горло заболело. Три дня я тем не менее плавал, не пропустил ни одной тренировки и сделал все. По количеству. Но усугубил свое состояние. Я не оправдываюсь, но получилось так, как получилось.

– Чего вы хотите добиться в этом сезоне?

– На двухсотметровке результат 1 минута 54 секунды меня бы удовлетворил (для сравнения: результат Вятчанина на 200 м в Канне-ан-Руссийоне – 1.59,53. – «НИ»). И 53 секунды на «сотне».

– К Олимпиаде выйдете на эти рубежи?

– Пока трудно сказать. Думаю, что намного увеличить результаты не удастся.

– Слышали, наверное, об обещанной полумиллионной (в долларах) премии нашим борцам, которые станут чемпионами в Пекине? Может, пловцов такими же высокими призовыми попробовать «завести?»

– Если, допустим, я стану олимпийским чемпионом, но получу в десять раз меньше коллеги из другого вида спорта, то, наверное, подумаю, что человек просто оказался в нужном месте в нужное время. Вот и все. Может быть, капельку что-то внутри и дрогнет... Подумаю: а я вот родился в Воркуте и занялся плаванием… Но это будет мимолетно и никак не повлияет на мою дальнейшую жизнь. Я никоим образом не буду этому человеку завидовать и уж тем более не буду об этом думать долго. Кстати, кто-то, узнав о беспрецедентной для спортсмена возможности заработать, может подумать, а не стимулирует ли это, скажем так, нечестные методы достижения цели? Допинг, например. Ведь все захотят эту премию получить. Я думаю, что этого не случится. Ведь все равно всех поймают. У нас нет таких технологий, чтобы использовать допинг и не быть при этом пойманными, как у спортсменов некоторых развитых стран. Конечно, этого никто не знает наверняка, но все об этом говорят. Во всяком случае, в нашей плавательной среде. Я бы на месте кандидата в миллионеры отсек все лишнее на определенный срок и уперся бы. Жестко. Еще раз в десять больше, чем сейчас упираюсь. И еще я бы точно не стал вредить своим потенциальным соперникам – кандидатам в олимпийскую сборную. Слишком у меня семья хорошая. И воспитание.

← В Коми защитят интересы работников ликвидируемых шахт | Новости Коми | Правозащитники Коми решили бороться с монополией Microsoft на российском софт-рынке →




Архив

Показать архив по месяцам

Источники

Реклама