В Воркуте и Ухтапечлаге создатель радара грузил уголь на пароходы...

Павел ОщепковВ прошлом году 22 июля Москва вспоминала 65-ю годовщину отражения первого воздушного налета фашистской авиации на столицу. 21 июля 1941 года в 17.00 четыре эшелона Люфтваффе пошли на Москву: более двухсот фашистских самолетов на город, который тогда весь умещался в пределах кольцевой железной дороги...

На подлете противника обнаружил боевой расчет радиолокационной станции «РУС-2» войск ПВО под Можайском - «радиоулавливатели самолетов» молодого советского инженера Ощепкова. Фашистов встретили наши зенитки, в небо поднялись истребители. Бой продолжался пять часов, и, потеряв 20 самолетов, армада развернулась прочь от Москвы...

Об этом сражении нечасто вспоминают учебники, но практическое и идеологическое значение этой победы - из тех, что определяли исход войны.

За двадцать дней до московского воздушного боя инженер Ощепков был арестован как германский шпион.

Предисловие

Наш земляк Паша Ощепков родился 24 июня 1908 года в д. Зуевы Ключи Каракулинского района. Перед Первой мировой мать с семилетним сыном покинули деревню, где «недород шел за неурожаем», и пошли пешком вверх по Каме в сторону уральских заводов, к Ижевску.

В дороге мать умерла, и Паша остался один. Он скитался по разоренной стране от Поволжья до Дербента, а однажды снова оказался в Прикамье, где революционный матрос доставил беспризорника в детский приемник.

В Шалашинской школе-коммуне 12-летний Пашка научился читать... Здесь у него родилась первая мечта - стать инженером-электриком.

Был техникум в Перми, житье в ночлежке, работа землекопом и в кабельных сетях Мосэнерго. Экстерном, сдавая в одну сессию программу нескольких курсов, Павел за 3 года закончил Московский энергетический институт, работал на электростанции, служил артиллеристом в Красной Армии.

Эффект дальнего видения

Как известно, эффект отражения радиоволн открыл А.С. Попов в 1897 году. Но технически использовать удивительный эффект для «дальнего видения» никому не удавалось: волны рассеивались, и на объект локации их попадало меньше одной миллиардной части.

16 января 1934 года в Академии наук состоялось историческое заседание по проблемам радиолокации под председательством академика А.Ф. Иоффе. Первым выступил П.К. Ощепков, сотрудник Ленинградского электрофизического института (ЛЭФИ). Он представил свою схему посылки электромагнитного луча на объект и получения луча, отраженного от объекта. Свои разработки молодой ученый опубликовал в статье «Современные проблемы ПВО» в 1934 году.

В начале 30-х в СССР над идеей радиолокатора работали несколько групп ученых: в Центральной радиолаборатории, на заводе № 209 им. Коминтерна, группа ЛФТИ до ареста в августе 1937-го работала под руководством Ощепкова. Так сложилось, что его лабораторию поддерживал маршал Тухачевский, известный энтузиаст технического перевооружения армии. Общение с репрессированным генералом не могло не отразиться на судьбе Ощепкова...

В июле 1934 года под Ленинградом на секретных испытаниях опытной аппаратуры самолеты удавалось засечь в дождливую погоду на расстоянии 70 км! В 1938 году в ЛФТИ появились первые серийные РЛС «РУС-1», затем импульсная «РУС-2».

Уже после войны У. Черчилль объявил миру, что радиолокаторы - это «подарок англосаксов мировой культуре». Правда, тогда же, в 1946 году, американцы Э. Реймонд и Д. Хачертон в одном из самых популярных в Штатах журнале «Look» писали следующее: «Советские ученые успешно разработали теорию радара за несколько лет до того, как радар был изобретен в Англии».

Десять лет без права на память

Об аресте и лагерях Павел Кондратьевич в своих мемуарах написал всего две строки: «... Пропустим ...десяток лет, предадим их забвению. Кто хотел бы восстановить свои ...переживания в момент ранения, даже если прошло с тех пор много лет?».

В Воркуте и Ухтапечлаге создатель радара грузил уголь на пароходы, потом «бригада Ощепкова» спасала судна Печорского пароходства, вмерзшие в лед реки Усы: взрывали или домкратами взламывали лед. Мучились от цинги, ели полярных воробьев, жили в ненецких чумах, Павел Кондратьевич даже выучил ненецкий язык.

В декабре 39-го Ощепкова освободили, но в 1941-м последовал новый арест, Саратовская тюрьма. Там Павел Кондратьевич получил письмо от А.Ф. Иоффе. Честный «папа Иоффе» писал: «Я уверен в Вашей невиновности и сделаю все, что в моих силах, чтобы это доказать». Ходатайство за Ощепкова «освободить в интересах армии» подписали А.Ф. Иоффе, К.Е. Ворошилов, Г.К. Жуков и В.М. Молотов. Ощепков оказался в Свердловске, в «шарашке» НКВД.

Возвращение

«В 1956 году отец всю семью возил в родные места, - рассказывает дочь Павла Кондратьевича Регина. - Останавливались в Красном Бору, Сарапуле, виделись с родными. Были в родной деревне, где когда-то стоял дом Ощепковых. Отец, мужественный человек, плакал».

Племянник Павла Кондратьевича А.А. Елфимов, полковник в отставке и радетель музеев Шишкина и Цветаевой в Елабуге, вспоминает, как в 1952 году гостил у дяди в Москве: «Только что открылся первый телецентр, телевизоры были редкостью. А у Ощепкова был самодельный: корпус из многослойной фанеры, в качестве ЭЛТ - экран от радиолокатора... Каждый вечер у него собирались дети и взрослые со всей округи, человек по 25-30, часами смотрели на это чудо...»

В 50-е годы Ощепков вернулся в науку. «Наш глаз, - писал он, - воспринимает волны... в пределах от 0,4-0,8 микрона. Однако непрозрачных тел и сред в природе не существует». В 1964 году в Москве под руководством профессора П.К. Ощепкова был организован Институт интроскопии, где для создания средств визуализации проникающих излучений и изучения структуры в оптически непрозрачных средах использовался весь арсенал средств - бетатронное тормозное излучение, рентгеновские и инфракрасные лучи, ультразвук, масс-спектрометрия. В институте были созданы первые в нашей стране инфракрасные интроскопы и микроскопы.

Сегодня ЗАО НИИН МНПО «Спектр» - крупнейший в мире по номенклатуре средств неразрушающего контроля (приборы для ракетно-космического комплекса «Буран», контроля свойств материалов, медицинской диагностики, дефектоскопы, структуроскопы, спецсредства антитеррористической аппаратуры).

В 80-е годы в Ижевском механическом институте - ныне Ижевском государственном техническом университете по инициативе профессора Ю.М. Мерзлякова появилась новая специальность «Физические методы и приборы интроскопии», открылась кафедра «Приборы и методы контроля качества и диагностики», выпускающая инженеров- специалистов в области неразрушающего контроля, сертификации качества.

Профессор ИжГТУ, лауреат Госпремии Удмуртии 2006 года Гравий Алексеевич Буденков вспоминает: «Мы познакомились с Павлом Кондратьевичем, когда готовились в министерскую командировку в ФРГ и в Италию по вопросам приборостроения и автоматизации систем управления. Я тогда работал во Всесоюзном НИИ контроля в Кишиневе, а он - директором НИИН интроскопии. Мы съездили в Германию, к знаменитым братьям Краукремер - их фирма после войны производила 43 процента всей интроскопической и ультразвуковой аппаратуры в мире. Тогда я и узнал, скорее всего, Ощепков сам об этом упоминал, что причиной его трагического ареста было знакомство с Тухачевским: маршал как-то помог изобретателю достать генераторные лампы для лаборатории. Павел Кондратьевич - истинный ученый, большой талант, безусловно, человек широкого кругозора, изобретатель по самой своей природе. Таких грех забывать».

Жизнь и мечта

Ощепков стал доктором наук, заслуженным деятелем науки и техники РСФСР, его мемуары «Жизнь и мечта» выдержали четыре переиздания. Изобретатель с золотыми руками и романтик одновременно, он пристально вглядывался в будущее: есть свидетельства коллег, что он один из первых сформулировал основные положения современной нанотехнологии об использовании волновых свойств электронов и их способности к туннелированию на наноструктурах.

В последние годы жизни Ощепков чрезвычайно увлекся проблемой способов нетрадиционного получения энергии, в 1967 году собрал учредительный съезд Международной общественной академии энергетической инверсии, объединившей энтузиастов бестопливной энергетики. Правда, попытки создания энергоинвестора не получили признания ни в 60-х, ни теперь.

Кто знает, может быть, в области энергетической инверсии «экспериментус круцис» («решающий эксперимент». - Лат.), как любил говорить Ощепков, еще впереди...

Умер Павел Кондратьевич 1 декабря 1992 года. На его надгробной плите высечена надпись: «Отцу радиолокации, интроскопии, энергоинверсии».

← «Воркутауголь» и профсоюзы разрабатывают соглашение по организациям угледобывающего комплекса Воркуты | Новости Коми | Глава Коми Владимир Торлопов встретился с именитыми спортсменами →




Архив

Показать архив по месяцам

Источники

Реклама