Иннопром – 2011: от огурцов до поездов (фото)

Чаще всего я слышу слово «инновации» в речах и докладах различного уровня чиновников на различного уровня «тусовках» - от заседания правительства до чаепития в честь покраски забора в забытом всеми богами детском садике. Об инновациях государственные мужи в России любят поговорить, они могут рассказывать о них томительно долго и мучительно нудно, потому что государство рьяно курирует эту тему. И поступает чертовски неправильно – инновациями должны заниматься не государство, не наука, а бизнес. Эта мысль в который раз крутилась в моей голове, когда я гулял на выставке «Иннопром – 2011», развернувшейся в павильонах «Екатеринбург-Экспо», и удивлялся всему-всему, как Незнайка на Луне.

На уральскую международную выставку и форум промышленности и инноваций я приехал по приглашению «МегаФона», компании, которая последние несколько лет активно продает инновационное оборудование на потребительском рынке. Не удивительно, что стенд сотового оператора оказался одним из лучших. А площадок было много – они разделили между собой территорию трех павильонов недостроенного и отчасти казавшегося собранного наскоро огромного комплекса «Екатеринбург-Экспо». Но это нисколько не мешало международной выставке быть международной выставкой: безразмерную парковку постепенно заполняли все пребывающие автомобили, приезжали бесплатные автобусы с любопытными горожанами, время от времени появлялись испуганные иностранцы, используя подглуповатую улыбку как оружие против русской агрессии и врожденного недоверия, сновали туда-сюда десятки полицейских и охранников. На улице было жарко, внутри павильонов – диффузно и говорливо.

На выставке как будто бы все происходило одновременно: вот какой-то уважаемый профессор рассказывает небольшой группе заинтересованных о новых способах сберечь сердце, а вот молодой человек разливает по стаканам ряженку, хранившуюся в уникальном пакете, вот радостный австриец на двухколесном сигвее проезжает мимо усовершенствованных массажных кресел, в которых расслабились две счастливые женщины. Вдалеке виднеется уменьшенная копия боевого вертолета (на улице есть вполне себе работающий), вот из макета ТЭЦ вырывается пар – и миниатюрный городок обеспечен электричеством. Только что мимо прошла стая топ-моделей, чтобы обеспечить внимание к своему стенду, вот группа девушек где-то запела гимн компании, а рядом молодые изобретатели запустили вечные маятники и роботов из «Лего», а на соседней стойки веселый мужчина выкладывает огурцы, над красотой которых долго экспериментировали и все получилось. Краем уха я слышал, как молодой человек рассказывает кому-то про лазерные установки, а рядом с ними девушка вслух с трудом читает таблички, где в каждом слове есть приставка «нано». Вокруг меня все двигалось, ходило, отсчитывало время, менялось, усовершенствовалось, а я стоял в центре этой футурамы и восхищался возможностями человеческой мысли и непреодолимой тяге человека к изменению окружающего мира.

Меня удивило несколько вещей. Любя скорость, я не мог не пройти мимо электропоезда «Ласточка», который будет возить пассажиров во время Олимпиады в Сочи в 2014 году. Это очередной совместный проект РЖД и Siemens.

Экспозиция «Сколково» была пафосна до безобразия – повсюду висели огромные экраны и стояли призмы, внутри которых голографично крутились какие-то транспортные средства. На эту презентацию потратили кучу бабла (слово «деньги» к этому как-то совсем не подходило – настолько все было неэкономично и на показ), хотя ничего интересного там не оказалось.

В павильоне с «IT-искусством» я наткнулся на трубу, которая играет твою музыку – для этого надо было прикоснуться руками к двум железкам и выкинуть все мысли из головы. Чем громче звук, тем меньше мыслей в голове, тем спокойнее человек.

А еще меня, как ребенка, увлекли мини-города с мини-домами, мини-автомобилями и мини-людьми.

Выйдя из павильона «Екатеринбург-Экспо», я задумался. Я вспомнил все выставки, которые по работе и для себя посетил в Сыктывкаре. И мне стало неприятно, даже обидно.

Я был на нескольких ярмарках молодежных инициатив, где дети предлагали способы разведения кроликов и заботы о престарелых. И в их социальном служении обществу не было ничего инновационного. Я был на вузовских конкурсах и выставках, где иногда встречались интересные проекты, облеченные в графики, картинки и презентации. Но эти идеи, скорее всего, были похоронены в недрах дипломной работы и забыты после выпускного. Я был на выставках в ТПП, которые носили громкие названия, но по сути были скучны и однообразны от года к году.

Кто занимается инновациями в Коми? Почти никто. Институты Коми научного центра, имея возможности, базу и натасканных на изобретательство пытливых сотрудников, отчего-то редко радуют внедренным и широко растиражированном в производстве нововведением. Да, ученые могут и что-то все же изобретают, но только их разработки часто не востребованы. Потому что никому они не нужны – получать сверхприбыль в нефтянке можно и без инноваций. Если спросить обычного сыктывкарца, сколько он назовет изобретений ученых КНЦ, как вы думаете, сможет ли он вообще что-то вспомнить? Я думаю, он промолчит.

Заниматься инновациями может позволить себе только крупный бизнес, у которого есть на это деньги. А средства должны быть немалыми, так как изобретательство – это такой процесс, который может не дать никаких результатов. Но, с другой стороны, зачем заново изобретать велосипед, если можно воспользоваться Ferrari? Догоняющий тип российской экономики как раз позволяет это сделать – использовать последние разработки и на их основе строить дальнейшее усовершенствование процессов и механизмов. Однако интересный факт: в 2009 году, в самый разгар кризиса, предприятия и организации в Коми сразу же охладели к инновациям. Объем инновационной продукции в 2009 году был самым низким за предыдущие пять лет и составил 1,4 миллиарда рублей, что почти в 8 раз ниже уровня 2008 года. Комистат в 2010 году провел выборочное исследование среди 240 предприятий (малый бизнес не трогали) – оказалось, что инновации используют только 6 процентов организаций. Получается, что в России эта схема может не сработать – когда во время кризиса, наоборот, надо больше тратить на инновации и заимствование передовых технологий.

Бизнес, мне думается, вообще не заинтересован в инновационном развитии, именно поэтому эту роль на себя взяло государство. Но только это ни к чему хорошему не приведет: своеобразный патернализм, увещевания, просьбы, вдалбливание в сознание, даже господдержка, всяческие награды и премии – бессмысленны, когда нет заинтересованности. Инновации должны использовать фирмы, организации, предприятия, но они не будут, им хорошо и так.

Что меня больше всего удивляет, так это действительно какая-то бессмысленность потуг. В конце прошлого года я был на вручении премий правительства Коми в области научных разработок. Там было много ученых, которые получили награды и после банкета ушли дальше что-то изобретать. А то, за что они получили десятки тысяч рублей, осталось в виде перечня в пресс-релизе. Или другой пример – минэкономразвития собрало очередной каталог инновационных проектов, многие из которых будут забыты и не воплощены в жизнь. Есть еще такая форма поддержки тех новаторов, которые хотят развивать инновационный бизнес, - субсидии до двух миллионов рублей. Правда, перечень предложенных проектов выглядит отнюдь не инновационным.

В итоге государство фактически не имеет механизмов перевода экономики на инновационные рельсы, используя такие элементарные и неэффективные методы работы – премии, каталоги проектов, субсидии. Предложенный недавно путь – создание «Сколково» – мог бы быть выходом, если бы этот центр создал и курировал бизнес, а не государство. Масштабное исследование, проведенное в 2003 году Организацией экономического сотрудничества и развития, показало, что государственные расходы на исследовательскую деятельность не оказывают видимого эффекта на экономический рост. Напротив, они отвлекают ресурсы, которые могли бы быть потрачены частным сектором, в том числе и на исследования. Российское правительства спустя восемь лет откровенно игнорирует этот поразительный вывод.

А теперь вернемся в Сыктывкар. В 2008 году тогда еще первый заместитель главы Коми Павел Орда заявил, что заброшенный дворец культуры «Металлист» однажды превратится в выставочный центр республики, что уже подготовлена презентация этого проекта. П.Орды не стало, не стало ДК «Металлист» и, видимо, канул в Лету проект «Коми Экспо», где могли бы быть представлены время от времени инновационные проекты, где могли бы проходить крупные выставки, куда сыктывкарцы (да и не только они) могли бы приходить посмотреть на что-то интересное, восхититься возможностями человеческой мысли и удивиться, ведь удивление – главный признак нестареющего сознания.

← В Коми опять прогнозируют жару | Новости Коми | Артур Рудольф признал вину в деле о продаже земли по заниженной стоимости →




Архив

Показать архив по месяцам

Источники

Реклама