В Коми решили обойтись без кочевых школ для детей оленеводов

В Коми не стали перенимать опыт Ямало-Ненецкого автономного округа по созданию кочевых школ для детей оленеводов и делают ставку на национальный интернат. Особенности образовательного процесса для юных тундровиков обсудили на коллегии министерства национальной политики Коми 28 мая.

Директор начальной национальной школы-интерната в Воркуте Елена Лаптандер представила опыт работы учреждения, созданного в 1996 году специально для обучения детей оленеводов-ненцев. Сейчас, по ее словам, в интернате есть и юные манси и ханты, семьи которых во время кочевок заходят на территорию республики из-за Урала.

laptander_elena.jpg

Елена Лаптандер. Фото Юрия Попова

"Ненцы до 1990-х годов были оторваны от цивилизации, что, правда, позволило им сохранить традиционный уклад жизни, родной язык и идентичность, - сказала она, имея в виду общину ненцев "Ямб-то", обитавшую на границе Республики Коми и Ненецкого автономного округа и успешно избегавшую контактов с властями на протяжении всего советского периода. - Оленеводы были безграмотными, не владели элементарными навыками. К 2000 году им выдали паспорта, стали регистрировать смерти и рождения детей".

В Воркуте было решено создать интернат с сохранением и развитием родного ненецкого языка у детей. "Все наши учебные программы — с изучением языка, все дети на 100 процентов знают ненецкий язык, я лично преподаю его в интернате", - заверила Е.Лаптандер.

Осенью детей оленеводов собирают, вылетая на вертолетах в тундру, весной их развозят обратно по стойбищам.

В интернате обучается примерно 65 воспитанников, хотя ежегодно поступает 70-80 заявок от родителей. "Могли бы брать и больше, но здание маленькое. Приезжают желающие из НАО, с Ямала, но не всех детишек можем взять. Тем, кто не попал к нам, рекомендуем идти в школу-интернат, где учатся дети коми и ханты. А у нас — полностью национальная ненецкая школа", - подчеркнула докладчик.

Особый акцент в интернате делается на оздоровлении юных тундровиков. "Они из тундры приезжают с неврологическими, соматическими заболеваниями. Детей мы вывозим в различные санатории в Коми и по России", - отметила директор.

Председатель Межрегионального общественного движения коми-ижемцев "Изьватас" Николай Рочев поинтересовался: вернутся ли в тундру после интерната юные ненцы — и Е.Лаптандер заверила его и остальных участников коллегии в том, что практически все выпускники учреждения возвращаются к семьям, хотя никто не препятствует, если кто-то из них пожелает учиться дальше. "Опыт показывает, что оторванные от родителей дети не умеют потом ничего делать в тундре. А вообще я хотел поднять тему кочевых школ", - продолжил разговор Н.Рочев.

"Считаю, в условиях Коми приемлемо сегодня работать только в системе интернатов, потому что дети получают оздоровление, образование, мы их многосторонне развиваем. Надо идентичность ненецкую сохранять — и она в интернате сохраняется. Дети потом возвращаются в тундру. За четыре года моего директорствования только одна девочка пожелала учиться до 9 класса. Я веду беседы с детьми и говорю: ты должен продолжить дело своего отца", - изложила свой подход Е.Лаптандер.

rochev_arkhipova.jpg

Николай Рочев (слева) и Светлана Моисеева-Архипова (справа). Фото Юрия Попова

"Вся душа преподавания в интернате — в оленях, на математике считают в оленях, на биологии изучают собак, все сознание детей сконцентрировано на укладе оленеводов, - поддержала директора учреждения первый заместитель министра образования Коми Светлана Моисеева-Архипова и также продолжила тему реабилитации юных тундровиков. - У них огромное количество заболеваний, они нуждаются в санаторно-курортном лечении, усиленном лечении. У нас они получают ту долю цивилизации, образования, которую могут, — и никто не догадается, что это всего лишь начальное общее образование. Меня спрашивают: дальше что? Дальше — тундра. И это не закрывает путь в большой мир. Если есть желание продолжать образование, то это можно сделать".

*** В 2011 году в Ямало-Ненецком автономном округе было решено внедрить модель кочевого образования с возможностью воспитания и образования дошкольников и школьников непосредственно в условиях тундры. По итогам 2014 года более 200 юных тундровиков в ЯНАО уже занимались в кочевых детсадах и школах, в Салехарде стали готовить педагогов для работы в тундре.

← Надо сделать так, чтобы закон защищал человека - Роман Койдан | Новости Коми | Столица Коми с размахом отпразднует Святую Троицу →




Архив

Показать архив по месяцам

Источники

Реклама